Лукас Рэнсом
хо-хо, что я нашёл. этому стиху лет так 5. больше - меньше. но сам факт эмаорства меня прёт.

Мне было больно, я был убит
Разбоичий удар – кинжал вошёл мне в рёбра
Человек он смертен, и не хранит
Обещанное, данное собою слово

Разбита фарфоровая кукла,
Разбита также как жизнь моя.
Мне пришлось забыть кто жизнь такая
И с существованием смериться навсегда

С кровоточащей раной я существовал,
Пришлось обитать средь человека.
О всех их алчностях на зубок я знал,
Ни одному рядом со мной не имелось места.

Сел на качели в темном парке
Хотел забыться, уйти от смертной суеты
Надеялся что не найдут во мраке
Слёзы горечи и пустоты

Смотрел в сырую землю
Что под качелей вытоптана была
И ждал я следующую неделю
Как ждал предсмертного суда

Мне было больно, внутри всё разрывалось
Но не единый мускул не дрогнул на лице
И с каждым днем всё больше мне казалось
Что существование моё как в кошмарном сне

Сидел я молча, качаясь всё также тихо
Бледная рука держалась за качели
И кто-то подошёл ко мне не слышно
Его заметил я еле-еле

Поднял к нему свой холодный взгляд
Смотрел на него пристально и долго
Немного он отошёл назад
сказал мне тихо-пошли туда, где не будет больно

я посмеялся над глупыми словами
уже смерился, что жизнь мне не дана
и с такими же холодными глазами
устремил свой взгляд никуда

он протянул мне руку
и всё о том же говорил
сказал забыть про муку
ту что человеческий род когда то мне всучил

терять уж нечего, решился
холодная кисть легла в горячую ладонь
и в тот момент как будто бы забылся
словно осталась в страшном сне невыносимая боль

я воспарил, мне захотелось жить
холодное тело познало теплоту
связала нас красная, шелковая нить
и понял я, что люблю

я перестал молчать, начал улыбаться
забыл, что значит боль, и холод пустоты
я перестал на одиночество ссылаться
ведь со мною рядом ты

ты для меня как кислород в этом мире
ты словно клад, который принадлежит только мне
а всё моё существование отныне
принадлежит одному тебе..